Все, что нужно знать о европейском политическом союзе

forex-the-economist-02082015.gif

В интервью газете Financial Times министр финансов Италии Пьер Карло Падоан заявил, что его страна поддерживает решительные шаги на пути к созданию европейского «политического союза». Кризис евро и недавние ожесточенные переговоры по поводу программы спасения Греции породили множество призывов к усилению европейской интеграции. При этом часто используется одна и та же фраза – «политический союз». Другими словами, кризис привел к яростному сопротивлению идее «политического союза». В результате возникает вопрос: что европейцы понимают под «политическим союзом»?

Разве Европейский союз уже не является политическим союзом? И разве это не один из пунктов общего проекта?

Не совсем так. Некоторые из основателей ЕС — и даже такой ранний сторонник европейской конфедерации, как Уинстон Черчилль — хотели создать Соединенные штаты Европы с центральным федеральным правительством. Однако соглашения, которые привели к созданию ЕС через шестьдесят лет, предусмотрели для него гибридную структуру: во многих отношениях он остается международной организацией, страны-учредители которой принимают основные решения; в остальном – союз напоминает федеральную систему. Евроэнтузиасты надеются, что со временем приверженность идее «сплочения союза», которая прописана в учредительном договоре ЕС, позволит перейти от объединенных наций к соединенным штатам.

Евроэнтузиасты рассматривают существующие структуры ЕС как основу для федерального государства. Еврокомиссия, состоящая из полномочных представителей стран-участниц ЕС и 20000 чиновников, может осуществлять исполнительную власть. Европарламент – это нижняя палата, а Совет министров (в который входят министры правительств каждой страны-участницы) – будущий сенат. Европейский суд уже и так может отменять решения национальных судов. Европарламент предпринял попытку сделать Жана-Клода Юнкера, президента комиссии, своего рода премьер-министром.

Однако в реальности власти в основном принадлежит странам-участницам. Поэтому наряду с Юнкером есть еще один «президент»: Дональд Туск - президент Европейского совета, который состоит из глав стран-участниц. Комиссия вносит законопроекты, но их должен утвердить и парламент, и Совет министров. Важнейшие решения, как например спасение Греции или предоставление убежища, принимаются совместно национальными лидерами в Европейском совете. В этом отношении ЕС – это скорее объединенные нации, чем соединенные штаты.

А что на счет денег, которые тратит ЕС? И нормативов, которые он устанавливает?

ЕС тратит много. Его бюджет на 2015 год составляет 141 млрд. евро (155 млрд. долларов). Но эта сумма эквивалентна примерно 1% европейского ВВП по сравнению с 40-50% от ВВП, которые тратят большинство национальных правительств. Крупнейшие расходы, запланированные на следующие пять лет, а это 38% от общей суммы, предназначены для сельскохозяйственных субсидий. Почти все расходы ЕС на инфраструктуру и другие проекты идут на выплату грантов национальным правительствам. Самые дорогостоящие статьи для большинства правительств - социальные пособия, например страховка от безработицы и здравоохранение – по-прежнему находятся в руках стран-участниц.

Максимально интегрированная власть в ЕС связана с регулированием единого рынка. Однако когда европейские регуляторы пользуются своими полномочиями, граждане и политики по всей Европе зачастую жалуются на тиранию брюссельских чиновников, которых никто не избирал. Создание евро стало самым масштабным проектом. Европейский суд и Европейский центральный банк, который отвечает за монетарную политику в еврозоне, также являются интегрированными, независимыми институтами. Но будучи недемократическими структурами, они не могут компенсировать «дефицит демократии», который многие считают самым большим недостатком ЕС.

Но разве у ЕС нет собственного парламента?

Да, но члены Европарламента избираются на национальной основе, как члены национальных политических партий. Затем в Европарламенте члены этих партий вливаются в свободные «группы»: немецкие христианские демократы, французские республиканцы, итальянская партия «Вперед, Италия» и нидерландские христианские демократы - все они являются членами правоцентристской группы «Европейская народная партия» (ЕНП). Но у этих групп нет четких программ, и они не всегда следуют национальной политике. Например, немецкий канцлер от Христианско-демократической партии Ангела Меркель и нидерландский премьер-министр от либералов Марк Рютте стали близкими союзниками во время кризиса евро. Однако в Европарламенте христианские демократы г-жи Меркель объединяются в ЕНП с нидерландскими христианскими демократами, которые резко противостоят либералам г-на Рютте.

Парламент усиливает свою власть, в особенности начиная с 2009 г. Однако опросы показывают, что большинство европейских избирателей не знают, кто является членом Европарламента от их страны, и не понимают, как в целом работает парламент или ЕС. Хотя ЕС до определенной степени политически интегрирован, его неотъемлемые составляющие (такие как Еврокомиссия и ЕЦБ) не слишком политизированы, а политические составляющие (такие как Европейский совет и парламент) не сильно интегрированы.

Так что подразумевает под собой европейский «политический союз»?

Потребность в усилении политической интеграции в первую очередь вызвана необходимостью более эффективного функционирования монетарного союза. Один из вариантов – выпуск совместных европейских долговых инструментов или «еврооблигаций». Еще одно популярное предложение – создать бюджет Еврозоны, который будет включать различные инфраструктурные проекты и социальные пособия, которыми сейчас занимаются страны-участницы. Если бы ЕС смог тратить деньги на эти проекты, граждане осознали бы выгоду, которую им приносит Европа, и вступили бы в единый политический диалог. Как говорит Падоан, «для создания полноценного экономического и валютного союза необходим фискальный союз и фискальная политика». Он предлагает единую программу страхования от безработицы.

В отчете, представленном в конце июня (который опубликовали г-н Юнкер, г-н Туск и президенты ЕЦБ, Европарламента и Еврогруппы, состоящей из министров финансов еврозоны), рекомендуется создать систему страхования банковских вкладов для всего ЕС, а также единую европейскую казну. По имеющимся данным, рабочая группа изучает новые предложения по прямому налогообложению в ЕС для финансирования увеличенного бюджета. Как утверждают энтузиасты, если бы члены Европарламента обсуждали размеры пособий по безработице, а не таинственные нормативы, европейские граждане стали бы уделять этому больше внимания и воздержались бы от соблазна выбрать протестные партии.

Критики говорят, что демократия не может работать на европейском уровне из-за отсутствия европейского народа или единой политической судьбы. Тем не менее, общие экономические риски, связанные с еврооблигациями или единым европейским бюджетом, требуют большей политической ответственности. Олланд и Падоан поддерживают создание нового парламента в Еврозоне.

Но ведь европейские граждане даже не знают, кто представляет их в Европарламенте. Почему создание еще одного парламента повысило бы демократическую легитимность?

Хороший вопрос. Задайте его Падоану.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Economist

Основы

Последние комментарии