Китаю открылась горькая правда: Коммунистическая партия не властна над фондовым рынком.

forex-the-economist-09072015.gif

До случившегося в прошлом месяце стремительного обвала, рост на китайском фондовом рынке был не очередной заурядной инвестиционной манией. Он был политическим. Многие инвесторы называли его "политическим бычьим рынком", не без оснований полагая, что правительство надежно контролирует ситуацию и гарантирует устойчивый восходящий тренд. Другие именовали его "Бычьим рынком дядюшки Си", словно бы это был подарок от китайского лидера, Си Цзыньпина. Государственные СМИ, фактически, выдали официальное разрешение на безумие: в мае, непосредственно перед тем, как пузырь лопнул, издание People’s Daily в колонке редактора радостно сообщало о том, что хорошие времена только начинаются. "Покупая акции, вы покупаете китайскую мечту", - торжественно заявлял ведущий китайский брокер.

Однако падение почти на треть за последние четыре недели разбило эту мечту на мелкие осколки. И, хотя рынок по-прежнему на 75% выше уровней прошлого года, многие частные инвесторы все же пришли к шапочному разбору. Менее 20% респондентов в рамках крупного онлайн-опроса, проведенного веб-порталом Sina, сообщили о том, что заработали на фондовом рынке в этом году. Для правительства это падение смерти подобно.

Теперь все думают, что чиновники обещали бычий рынок только для того, чтобы заманить бедных людей в медвежью ловушку. Изобилие черного юмора на эту тему в чатах мобильных приложений прекрасно отражают настроения в обществе. "Друзья, не бегите, мы пришли, чтобы спасти вас", - кричали бравые солдаты в одной из таких шуток, представляя государство, которое спешит на помощь падающему рынку. Вскоре их припев сменится на "Друзья, не бегите, а то мы вас пристрелим".

Тревожные сигналы появляются уже некоторое время. Индекс стремительно растущих компаний ChiNext на пике в июне достиг коэффициента цена-прибыль свыше 150 - примерно таким же был индекс американских высокотехнологичных компаний в период бума дот-комов в 1990-х. Когда цены на акции начали падать, многие предположили, что регулятор будет контролировать процесс здоровой коррекции.

Но когда рынок потерял 20%, а плохие новости начали громоздиться одна на другую даже в местной прессе, инвесторы занервничали. Лихорадочные попытки стабилизировать рынок оказались тщетными. Процентные ставки снижены; короткие продажи ограничены; IPO остановлены; программы покупки акций при финансовой поддержке Центробанка закрыты. "У нас есть условия, возможности и уверенность, необходимые для сохранения стабильности на фондовом рынке", - трубило People’s Daily. Но паника не стихала.

CSI 300 - индекс крупнейших компаний в Китае, упал на 18% за восемь торговых дней после снижения учетной ставки. Китайский фондовый рынок потерял около 3.5 млрд. стоимости - это больше, чем все зарегистрированные на бирже компании Индии вместе взятые. К 7 июля торговлю приостанавливали более чем для 90% китайских акций - по просьбе самих компаний, или из-за того, что падение превысило дневной лимит в 10%. "Правительство не позволит нам забрать деньги с рынка, а мы не готовы вкладывать в него еще больше", - заявил Вей Синьгуо, глава ресторана в Шанхае и один из 90 млн. инвесторов китайского фондового рынка.

Подавляющее большинство игроков, таких как Вей, еще сильнее раскачивают фондовый рынок Китая. На долю частных инвесторов приходится 90% дневного оборота - на развитых рынках все наоборот, там доминируют институциональные инвесторы. Однако неспособность правительства успокоить панику, несмотря на масштабные интервенции просто беспрецедентна. Она объясняется высокой долей инвестиций, основанных на заемном капитале. На пике маржинальное финансирование достигало 2.2 трлн. юаней (355 млрд. долларов), или 12% от стоимости всех свободно торгуемых акций на рынке и 3.5% от ВВП Китая.

По оценкам Goldman Sachs, оба показателя смело можно отнести к рекордным в истории мировых фондовых рыков. Учитывая то, что теневой банковский сектор и системы Р2Р кредитования (Прим. Profinance.ru: кредитование физических лиц физическими лицами через онлайн-площадку без участия традиционных игроков финансового сектора) тоже предлагают наличные в долг, реальное кредитное плечо на рынке может быть гораздо выше. Заемные средства стимулировали рост. Но теперь они ускоряют обвал, поскольку инвесторы спешат избавиться от активов, чтобы покрыть долги.

Падение настолько стремительное и глубокое, что, вероятно, может утянуть за собой в пропасть всю китайскую экономику. К счастью, фондовый рынок в упор не замечал фундаментальную реальность, двигаясь вверх, не видит он ее и сейчас, падая вниз. Начиная с середины 2014 года по июнь 2015 года акции в Китае подорожали почти в три раза, а темпы экономического роста при этом достигли минимальных значений за последние два десятка лет. За последние пару месяцев экономика начала восстанавливаться. Увеличение фискальных расходов на инфраструктурные проекты помогло стабилизировать производственный сектор, а цены на недвижимость, также возобновили рост.

Фондовый рынок - это по-прежнему незначительная часть китайской экономики. Стоимость акций в свободном обороте составляет примерно 40% от ВВП, тогда как в большинстве развитых стран она превышает 100%. В активах домохозяйств акциям отводится лишь 15%, поэтому падение цен не отразится существенным образом на потреблении. Системные последствия маржинальной долговой нагрузки также невелики. Финансирование исходило в основном от брокеров, а на банковских балансах оно не превышает 1.5%. Вне всякого сомнения, паника может перекинуться и на другие сегменты финансовых рынков. Фьючерсные контракты на сырье - от свинца до яиц - 8 июля упали в цене на максимально допустимую внутридневную величину, поскольку инвесторы пытались запастись наличными. На международных рынках стоимость железной руды также снизилась, так как Китай является главным потребителем этого ресурса. Системные риски пока невелики.

Однако в долгосрочной перспективе последствия могут оказаться весьма ощутимыми. Китаю, как и любой другой крупной экономике, нужен здоровый, нормально функционирующий фондовый рынок. Для инвесторов - от домохозяйств до пенсионных фондов - акции, теоретически, должны приносить более высокий доход, нежели банковские вклады под низкие проценты. Для компаний финансирование через собственный капитал - это альтернатива банковским займам, снижающая их долговую зависимость. Тщательные проверки и правила перед регистрацией на бирже также должны упрочить корпоративное руководство.

До этого коллапса, Китай двигался в направлении реформ, которые должны были устранить хотя бы часть перекосов на рынке. Стартовавшая в прошлом году программа, объединила рынки Гонконга и материкового Китая. Несмотря на жесткие квоты, она должна была увеличить международное присутствие на китайских биржах. Регуляторы ввели контроль над инсайдерской торговлей и планировали также изменить схему первичного размещения акций, чтобы позволить компаниям в большей степени контролировать размер и сроки размещения.

Однако концентрированная, хоть и неэффективная, реакция правительства на обвал показывает, что Пекин не спешит отказываться от контроля. Между тем, обвал пугает инвесторов всех возрастов. Су Пенгфей, 25-летний фитнес-тренер вложил 100 тыс. юаней в апреле, за два месяца до краха. На этой неделе он избавился от своих инвестиций и вряд ли попытает счастья на фондовом рынке снова в ближайшее время.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Economist

Основы

Последние комментарии