Ответить на комментарий

Федрезерв закрывает кран долларовой ликвидности

forex-the-guardian-21072014.gif

ФРС опустил ставки практически до нуля, а затем накупил государственные облигации на сумму 2.5 трлн. долларов, в результате, в мировую финансовую систему хлынул поток легкодоступных долларов. Теперь ситуация меняется на прямо противоположную. Федрезерв начал разворотный маневр. Процесс монетарного ужесточения может начаться раньше, чем ожидается, соответственно, перегретые рынки активов ждет холодный отрезвляющий душ неприятных последствий; особенно тяжкое похмелье грозит Азии, Восточной Европе и Латинской Америке, которые больше других увлекались долларовой ликвидностью. В этом контексте нас, скорее всего, ждет головокружительный рост доллара, возможно, до уровней начала 1980-х или середины 1990-х. По счастливой случайности страны БРИКС - Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка совсем недавно создали собственный валютный фонд, который будет поддерживать валюты этих государств в случае необходимости. Вероятно, некоторым из них такая помощь понадобится уже скоро. Уровень безработицы в США за двенадцать месяцев упал с 2.5% до 6.1%.

В первой половине года экономика ежемесячно создавала 230 тыс. новых рабочих мест. А для Джанет Йеллен состояние рынка труда превыше всего, поэтому вероятность того, что Федрезерв вскоре перейдет к политике ужесточения, очень велика. Все случилось на прошлой неделе, во время ее выступления в Конгрессе. "Если рынок труда продолжит расти быстрее, чем предполагалось, ставка по федеральным фондам может быть повышена также раньше ожидаемого срока", - отметила она.

Смена политического курса очевидна. Г-жа Йеллен признала, что недооценила темпы восстановления рынка труда. Центробанк не предполагал, что ставка б/р упадет до текущих уровней ранее конца следующего года. Точка перегиба наступила пятнадцать месяцев назад. Некоторым ситуация напоминает 2004 год, когда Федрезерв под руководством Гринспена, сильно отстававший от кривой, неожиданно перешел от невозмутимого спокойствия в мае к повышению ставок в июне. "Возможно, на этот раз они тоже тянули слишком долго: когда придет час расплаты, ставки начнут расти слишком быстро", - отметил Йенс Нордвиг из Nomura. Йеллен также привычно упомянула о "ложных рассветах". Заработные платы практически не растут. На рынок труда еще не вернулись миллионы, покинувшие его за период кризиса. Процент участия в трудовых ресурсах все еще держится на минимальных уровнях за последние 36 лет - 62.8%; процент участия мужчин прочно обосновался на исторических минимумах. "Процесс восстановления еще не закончился. Прежде чем начать повышение ставок, нам нужно убедиться, что экономика устойчиво движется по пути восстановления", - отметила Йеллен. И все же, она определенно перешла на повышенную передачу. Она больше не считает растущую инфляцию (1.8%) статистическим шумом. Кроме того, она признала, что акции в секторе биотехнологий и социальных СМИ явно перегреты, а на рынке бросовых облигаций формируется пузырь. "Оценочная стоимость компаний, судя по всему, завышена. Мы внимательно следим за динамикой рынка займов", - добавила она.

Возможно, она подвергается критике. Так, Банк международных расчетов упрекнул Федрезерв в создании благоприятных условий для формирования пузырей на рынках активов. Даже ее коллеги из числа голосующих членов Комитета проявляют обеспокоенность. "Думаю, мы не сможем удержать инфляцию в пределах 2%", - заявил глава ФРБ в Сент-Луисе Джеймс Буллард. В любом случае, г-жа Йеллен не такой уж явный "голубь", каким ее принято было считать. Ее путеводная звеза - "неускоряющий инфляцию уровень безработицы (NAIRU), пограничная черта, за которой жесткий рынок труда начинает раскручивать инфляционную спираль заработных плат. Она считает, что это 5.4%. Когда безработица выше NAIRU, она голубь: когда ниже - ястреб. Она одной из первых предупреждала о необходимости поднять ставку в 1996 году, чтобы не допустить роста инфляции. Тогда никто не считал ее голубем. Сейчас ее главный довод таков: основной рост безработицы с начала Великой Рецессии "является циклическим, а не структурным", поэтому его можно вылечить монетарным стимулом. Но свободные мощности на рынке труда тают на глазах. Дефицит специалистов ощущается уже во многих отраслях. По результатам исследования трудовых ресурсов в американских компаниях 40% работодателей не могут закрыть свои вакансии. Общее число открытых вакансий с января взлетело с 3.5 млн. до 4.2 млн. - это самый стремительный рост в современной истории.

Количественное ослабление сделало свое дело, поддержав экономический рост, когда Конгресс и Белый Дом проводили свое драконовское фискальное ужесточение, самое суровое за период после окончания Корейской войны. Экономика не скатилась назад в рецессию, хотя и балансировала на грани. В конечном счете, ей удалось развить "скорость отрыва". Экономика США, возможно, достаточно сильна, чтобы пережить повышение ставки, но готов ли остальной мир к такому потрясению? ФРС опустил ставки практически до нуля, а затем накупил государственные облигации на сумму 2.5 трлн. долларов, в результате, в мировую финансовую систему хлынул поток легкодоступных долларов. Теперь ситуация меняется на прямо противоположную. Мы живем в долларово-зависимом мире. Шарль де Голь обрушился с критикой на "чрезмерные привилегии" США, обусловленные гегемонией доллара, еще в 1960-х, но с тех пор так ничего не изменилось. По данным Банка международных расчетов, трансграничное банковское кредитование за последние десять лет выросло с 4трлн. долларов до 10 трлн. долларов, при этом 7 трлн. из этой суммы деноминированы в долларах США. При этом сюда не входят доллары с рынков облигаций.

Теперь все, что делает Федрезерв влияет на остальной мир гораздо сильнее, чем в период после окончания золотого стандарта и коллапса Бреттон-вудской системы фиксированных валютных курсов в 1971 году. Это парадокс глобализации 21 века. Львиная доля операций в доллара осуществляется европейскими и британскими банками, поэтому они наиболее уязвимы перед сокращением долларовой ликвидности. Последствия могут быть жестокими Именно кризис долларовой ликвидности превратил банкротство Lehman в мировую банковскую катастрофу, поглотившую всю Европу в октябре 2008 года. В прошлом году развивающиеся рынки ушли в крутое пике от одного намека на сокращение стимулов ФРС. Потоки капитала неожиданно иссякли. "Хрупкая пятерка" (Индия, Индонезия, Южная Африка, Бразилия и Турция) была сурово наказана за свои дефициты текущих счетов. Федрезерв дал задний ход. Буря миновала. Второй приступ "истерии вокруг сокращения" случился в начале этого года, поскольку Федрезерв начал-таки сворачивать программу стимулов в размере 85 млрд. долларов ежемесячных вливаний в рамках QE3. Но страсти снова улеглись. Страны, воспользовавшиеся затишьем осенью, чтобы укрепить свою оборону - например, Индия и Мексика - вышли почти сухими из воды. Йеллен, между тем, сделала Стэнли Фишера, бывалого банкира из Банка Израиля, своей правой рукой, отчасти, чтобы иметь опытного штурмана, который проведет ее через рифы развивающихся рынков.

И все же это еще не конец истории. Согласно результатам исследования, проведенного Международным валютным фондом, в результате программы количественного ослабления Федрезерва в развивающиеся страны утекло дополнительно около 47 млрд. долларов. По словам чиновников МВФ, никто точно не знает, сколько горячих денег покинет этот сегмент, и насколько быстро это произойдет. Между тем в опубликованном на прошлой неделе отчете Банка международных расчетов говорится о том, что за период с 2008 года частные компании развивающихся рынков набрали кредитов в иностранной валюте на сумму 2 трлн. долларов под 1%. Кредиты китайским компаниям увеличились втрое до 900 млрд. долларов - по некоторым данным до 1.2 трлн. долларов - в основном через Гонконг и часто замаскированные под непонятные свопы спекуляции. Государства больше не берут займы в долларах (в большинстве своем), зато их банки и компании не брезгуют. В отчете говорится о том, что монетарные послабления на Западе дестабилизировали экономики развивающихся стран по многим параметрам. Хуже всего то, что им пришлось выбирать между внутренними кредитными пузырями и ростом валютных курсов. Большинство предпочло пузыри, считая их меньшим из зол, и удерживая внутренние процентные ставки на 300 базисных пунктов ниже безопасного уровня согласно "правилу Тейлора".

В результате, их совокупный уровень долга достиг рекордных 175% от ВВП. При этом ситуация продолжает ухудшаться. Китай напрочь забыл об осторожности и закрыл глаза на рост кредитов с 9 трлн. долларов до 25 трлн. долларов за период после банкротства Lehman. По некоторым оценкам, уровни долга в стране достигли 220%. Чиновники МВФ и Банка международных расчетов сомневаются в том, что Китаю удастся без потерь выкрутиться из этой ситуации. Но не все развивающиеся рынки находятся в одной лодке. Глупо сравнивать Польшу или Чехию с Никарагуа. И все же приходится признать, что многие страны переживают структурный кризис, обусловленный ловушкой среднего дохода. Они уже собрали все низкорастущие и легкодоступные плоды. Но при этом так и не смогли провести рыночные реформы. Производительность упала. Бразилия, Южная Африка и Россия достигли своих буферных зон и уже находятся одной ногой в рецессии, пав жертвой зависимости от сырья или, так называемой "голландской болезни". Прогноз по России выглядит особенно блекло. Конфликт с Западом выльется в долгие годы сокращения инвестиций, стране, вероятно, придется опустошить свои валютные резервы в размере 700 млрд. долларов, если она не сможет получить доступ на мировые рынки капитала. На демографическом фронте тоже не все гладко.

Теперь эти страны - и многие другие с аналогичными проблемами, например, авторитарная Турция во главе с Тайип Реджеп Эрдоганом - должны готовиться к росту стоимости кредитования на мировых рынках, а, как предупреждает Банк международных расчетов, сейчас мир гораздо острее реагирует на изменение процентных ставок, чем в прошлом. Как только доходность по двухлетним гос. облигациям США начнет расти, курс доллара устремится вверх. "Я уверен, что мы на пороге масштабного циклического восстановления доллара", - отмечает Нордвиг из Nomura. Доллар не рос в период повышения ставок с 2004 по 2007 годы, но это скорее исключение из правил, последствия пузыря в Европе, а также триллионных резервов, накопленных Китаем и сырьевым блоком. Но это уже в прошлом. На этот раз нас, вероятно, ждет повторение того, что случилось в середине 1990-х, или под руководством Волкера, когда мир, в конечном счете, осознал, что Штаты не упали в бездну, а, напротив, остались единственной сверхдержавой. Страны БРИК и многие финансовые институты страны держат огромные короткие позиции по доллару. Что ж, можно считать, что они получили от Йеллен первое требование поддержания маржи.

Амброз Эванс Питчард
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Guardian

Ответить

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
4 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.

Основы

Последние комментарии